Wt.Jok
Иия, а точнее ее южная часть, богата на виды. Иногда жители леса и пустыни говорят, что тут всегда весна, пахнет рожью и медом. Небо ясного бирюзового цвета, а облака похожи на мех белых веркролей. Реки и ручьи переливаются всеми возможными цветами, они звонко журчат, бегут так быстро, что не замечают жизнь и смерть, само время и его исход. Рыба в них всегда вкусна, а ее чешуя словно тысячи драгоценных камней. Трава настолько высока, что бывает выше людей, и при порыве ветра она превращается в лиловое море, которым наполнен мир до самого горизонта. Все дороги тут выложены светлым камнем и ни один путник не потеряет эту ленту. А когда на Синие владения опускается ночь, весь мир зажигает звезды. На небосклоне их все меньше и земля, трава, реки это чувствуют. Они пробуждают свои светила. В полях распускается звездный ночник и вокруг него начинает виться мошкара, которая рада такому хоть и маленькому солнцу. Дорога, впитавшая дневной свет, отдает его во тьме, некоторые говорят, что это Духи отгоняют напасти от путников. Ночной воздух всегда свеж, а легкий ветерок ласкал безмятежные поля.
Было утро, роса еще не сошла с листьев, а солнце только разогревало землю. Деймос и ее спутники собирались сняться с места. Осень подходила к своему зениту. Ночь выдалась беззвездная и холодная, поэтому девушке пришлось доставать шерстяное одеяло и пальто. Спрятанный в траве и тени одинокого дерева лагерь с дороги был незаметен. Путники завтракали вяленым мясом, запивали ключевой водой, беседа у них не строилась, и только шум листвы читал им свои монологи.
Агарес до сих пор был в прострации, прошла неделя, а он все еще не верил, что Линаэла бросила их. Демон прекрасно знал – она не погибла, Анджело соврал, ангелы бессмертны, только сам Светлый и сотворенное им оружие может их уничтожить, огонь для них не страшен, лишь в некоторых случаях их может убить демон, но не более. Агарес часто шептал в ночном мраке, колдовал, искал ангела, но связь Линаэлы, висевшая на шее у Анджело, создавала помехи, показывая невозможные места. Деймос видела отчаяние демона и старалась лишний раз его не беспокоить, она понимала это чувство, когда теряешь что-то дорогое. Но была и еще одна причина - девушка боялась агрессии со стороны хранителя, она уже поняла, что Агарес страшен в гневе. Деймос также старалась не подходить к Анджело, он казался слишком странным, безумным, непредсказуемым. Он мог в один момент радостно смеяться, а мог остановиться в остолбенении и с суровым лицом смотреть на Деймос. Однажды ночью она проснулась и заметила, как он бормочет: «Никто не знает. Но я заметил. Я вижу свет…» Анджело тогда резко замолчал, но так и не уснул. Такие ночные монологи постоянно слушал Агарес, он даже пытался понять, но лишь больше убеждался, что ангела лучше остерегаться. Эммануэль в этой компании был буквально связывающим звеном, хотя его состояние не было лучше. Он часто отчитывал Анджело за его излишнюю резкость и жестикуляцию. Священник старался обжиться в новом теле и научиться летать, но получилось это крайне плохо. Ночью он иногда охотился, казалось, в нем проснулись животные инстинкты, и теперь Эммануэль не вернется в нормальное состояние.
читать дальше

@темы: основное повествование